Зависимость

ЖЕНЩИНЫ С ДЫРОЙ ВНУТРИ
Я буду думать о тебе…
И если ты меня забудешь
Я буду думать о тебе
Пройдут года во мне ты будешь
Я буду думать о тебе
Пусть судьбы наши разойдутся
Пусть все мечты твои сойдутся
Пусть ты не вспомнишь обо мне
Я буду думать о тебе
С тобою только лишь во сне
Как ты хотел, счастливой стану
Любить тебя не перестану
Ты сладко втаял в душу мне
Я буду думать о тебе…
Живя с надеждою на свете
Что только лишь на одре смерти
Когда листами жизнь вертит
Ты точно вспомнишь обо мне…

(сетевое)
Чёрт, чёрт, чёрт. Втаял! Понимаете, втаял? «Впаял», «застыл», «оплавился», «комом в горле застрял», «до помрачения ума вжился-понравился», «протезом часть мою живую заменил, а боль уменьшить не сподобился».
Это про то, что у Вас внутри торчит кусок непереваренный. Такой псевдо-детёныш, который Вас сосёт. Жрёт изнутри, под лопаткой так пусто и тянет, да? Или горло свинцовое: ни сглотнуть, ни прозвучать – глухо, больно. Это он Вашим голосом шепчет по ночам «Мама, мамочка» и плачет. Так голодно и так тягостно. Не наестся никак, ничем не заткнуть его надолго: ни шмотками, ни водками, ни сексом бесконечно-замечательным. Ну хоть полгода помолчи, вот брендовую тряпочку получи, давай возьмём этого дядю как папочку? Что? Снова ноет? «Тепла», — кричит, — «хочу, искренности. Согрей меня, найди мне маму не бросающую, вечную. Пусть этот Петя-Коля-Вася всё исправит. Хочу, чтоб он был моей мамой. Правильной. Чтоооо, опять бросили? Уааааааа»
А Вы такая стоите, Маша-потеряша. Вроде же старалась, лучшего нашла, нежной-ласковой была, льнула-стелилась, а оно вона что опять получилось.
Как в детстве, прям как в детстве, да? Не обнимет лишний раз, не поцелует. Зато расскажет, что девочку скромность украшает.
Самый маленький кусочек шоколадки взяла?
Самое вкусное папе-маме оставила?
Игрушки красивые-дорогие брату отдала?
Ай умница, мамина жертвенная жертвенница!
Будь удобной, доця, тихонечкой будь, старайся. Такая жизнь, понимаешь, не на всех тепла хватает, тяжелая жизнь, суетная: работа, визиты вежливости, обязанности, тут бы сестре-брату хватило, мне бы папу твоего нормально накормить, подожди, потерпи, подвинься.
Ну или так: всего достаточно: игрушек, прогулок, фруктов. Только папы нет, например. Ушел. В запой, в дальний рейс, в другую семью, совсем умер. А я как без него? У меня теперь на месте папиной любви пробой. Брешь. Чем мне её законопатить, зацементировать?
Чёрт, я плачу счас. У меня отец на рыбалку ушёл. С концами. Под лёд. Я его по чужим мужчинам потом обыскалась, в глаза заглядывала, за руки хватала: «Папой мне будешь? Как «нет»? Ну я тогда сама тебя брошу, мне папу бы».
Потому что не справилась. С чувствами. Отняли важное или недодали, по фигу – дефицит воздуху, не хватает на жизнь. Вдохнёшь, а изнутри, из детства «дай-дай-дай ещё!» Ненасыщаемое горе, дыра.
В дыру эту, как в бездонный колодец, глубоко и надолго падает зависимость. Алкогольная, наркотическая, эмоциональная. Хочется маленькой стать, в клубочек свернуться и заснуть красивым сном любого происхождения. Только бы с колючей холодной реальностью не встречаться, не трезветь. В этой дыре, в вечной мерзлоте, застряла Ваша потребность в любви, в тепле, в безопасности, в надежности. Много потребностей неудовлетворенных из детства замерзло там насмерть, у каждого разных или все перечисленные.
А дальше всё по писаному происходит, из бессознательного черно-магическим образом, трагическим, притягиваются к нам люди и обстоятельства, которые будут повторять неудовлетворенность. Подобное к подобному. Счастье к счастью, разочарование к разочарованию тянутся как намагниченные. Нет, мы не глупые и боли себе не желаем. А желаем, бессознательно, ужас детский пере-прожить. И растопить Снежную Королеву. Только люди, которых для этого любить, как маму, выбираем, нам кусочек льда вместо сердца. И мы снова на поиски тепла в тоске. Эй ты, а ну размораживай!
Нечем ему, функции такой нетути. Он, как наши взрослые из детства, на зов боли изнутри пришел, срезонировал или дырой такой же или навыком дырявить и замораживать. А здоровый мужчина, целый, красивый, безопасный и теплый к Вам не просто придёт, а с Вами останется, когда от Вас теплом повеет. Подобное к подобному.

Я любила без памяти только тебя
А теперь ненавижу и только
Я тебя изгоняю всего из себя
Но ведь ты не уходишь нисколько
Ты был сердцем, душою, дыханьем моим
Я тебе всю себя отдавала
Но растоптана подлым цинизмом твоим
Унижения хуже не знала
Я тебя от себя отрекаю любя
И сама от тебя отрекаюсь
Как позволить могла полюбить тебя я,
И теперь от того жутко каюсь…

Плохие стихи из сети, больные, зависимые. Не делайте так, как поэтесса эта.
Не кайтесь и дурью не майтесь, звоните 068 75 88 221 и приходите выздоравливать. А я Вас через все семь шагов навстречу себе проведу, назад к потребностям. Научу как:
(1) Разморозить эмоции, понять про потребности. Найти малыша в чулане плачущего, представив своё состояние в виде образа. Поспрашивать, чего ему надобно и что он чувствует.
(2) Вернуть себе чувства. Что Вы любимому отдали, себе кусочек льда или дыру оставив? Любовь, верность, нежность, радость? Забирайте назад, это Ваше. Как сказал мой учитель Кирилл Кошкин, «дырка от бублика бывает только вокруг бублика». А есть «бублик», есть и «мякиш» — можно наполниться, есть у Вас чем. Только самой сложно, помощник нужен.
(3) Вернуть ему яды. Яды — это обиды, боли, ревности, ссоры, вина, страхи. Другим человеком, его поведением в Вас зачатые и взрощенные, они ему принадлежат по праву. Делитесь с «автором» щедро, через край. Только не физически, а образно-метафорически. Это работа с бессознательным снова, за неё психологи деньги получают. Всё, что можно из сознания – Вы сами прекрасно сделаете, знаю, что умница. А с «виновником» Вашей боли никак не общайтесь, тут в завязку надо уходить раз и насовсем: ни глоточка, ни пол-рюмочки.
(4) Научиться удовлетворять потребности. Это только буквами на экране как этап выглядит. На деле это путь длиною в жизнь, не только первый шаг на «по-другому получать тепло и любовь, не от другого человека (или флакона алкогольного)». А как? Потихонечку. Шаг за шагом. Сначала с поддержкой, потом сама.
(5) Прощание с обещанием. На этом этапе уничтожаются громкие слова, сильно эмоционально заряженные, в сердцах полученные или сказанные. Всякие «всегда», «никогда», «навеки» и «никто, кроме тебя». Представьте себе что-то весомое, тяжелое, как обет или клятва: печать сургучную, кольца, наручники, веревки, и – режьте их, разбивайте, «властелину» эмоций Ваших застрявших отдавайте.
(6) Родить себя новую. Место, которое занимал в вашем внутреннем мире партнер, оказывается заброшенным. А новую, цельную себя надо ещё выносить. Не забить пустоту снова «пирогами, и блинами, и сушёными грибами». Чтоб здоровые потребности вызрели, внимательной к себе надо быть и с собой аккуратной, как беременные: тут забилось, там закололо – про что оно? Чего мне на самом деле хочется? Как жить для себя? Я что, не жертва больше? Неа. А кто? Личность. Красивая. Целая. Осознающая чувства и умеющая удовлетворять свои истинные потребности. Как бабочка из пожара страстей выпорхнувшая в стихе Корнея Чуковского:
Море пламенем горит,
Выбежал из моря кит:
«Эй, пожарные, бегите!
Помогите, помогите!»

Долго, долго крокодил
Море синее тушил
Пирогами, и блинами,
И сушёными грибами.

Прибегали два курчонка,
Поливали из бочонка.

Приплывали два ерша,
Поливали из ковша.

Прибегали лягушата,
Поливали из ушата.

Тушат, тушат — не потушат,
Заливают — не зальют.

Тут бабочка прилетала,
Крылышками помахала,
Стало море потухать —
И потухло.

(7) Жить новой жизнью. Не тушить. Не поливать. Не вспоминать. Не страдать. На себя, целую и тёплую здорового и тёплого привлечь и жить-поживать)
Звоните-пишите 068-75-88-221 и приходите за первым шагом из дыры.

eacn1x3nxok1

Стыдно у кого видно…

Сидят два бурундука на берегу реки и вяжут шапочки. 
Подходит слон и спрашивает: - Река глубокая? А дно чистое?
1ый бурундук: - Очень глубокая. Песочек, отличное дно...
Слон разбегается, ныряет, в реке ударяется головой о камни, ноги торчат, везде кровь..
2ой бурундук первому: - Зачем ты слона обманул?
- А зачем ты вчера мою шапочку распустил???

Знаете, почему Вы отдуваетесь за всех в треугольнике? Потому что Вы слон, а они – бурундучки.

Как по мне, ответственности за происходящее на всех участниках (жене, муже, любовнице) поровну. Но в общественных глазах, Вы – «ключница-разлучница», «как ей только не стыдно!». И этому у меня имеется объяснение.

Одна моя знакомая, скажем так, флиртующая с женатым мужчиной и отбивающаяся от телефонных атак его жены, на моё: — Отвали от него,  сказала:

— Они, значит, бедненькие, а я, что, самая счастливая? Я, между прочим, влюбилась, плохо сплю.

И я ответила: — Ты не самая счастливая, ты самая сильная в этой ситуации. Отвали.

Ну, это только моя гипотеза, почему общественное мнение так сурово к «женщинам сбоку», хоть они и хотят себе всего-то личного счастья: потому что Вы – наркотик. А к наркотикам, знаете, как…

Как к водке: и выливают её, и прячут, чтоб муж не пил, и к приятелям мужа не пускают. Водка виновата, что она такая …ммманящая. Пусть водке будет стыдно. И приятелям, что руки-ноги связали и в горло благоверному залили, тоже пусть почувствуют стыд. Ну и, если бы не Вы, то, конечно, был бы он паинькой, стыд Вам и позор!.

Если верить социальной психологии, вина, страх и стыд это психологические механизмы, используемые культурами для осуществления социального контроля над соблюдением определённых норм, установленных в обществе; регуляторы социального поведения.

Ну вот, в нашем обществе установлен принцип «каждому мужику по бабе, одна штука лично в руки» и всё, будьте любезны-будьте нормальны. Общественно и лично (Вина — как раз внутренний регулятор «я делаю что-то не так») . Тут Вам не Египет, Эмираты или, прости господи, Саудовская Аравия. Какая Вы на самом деле, мало кого интересует, раз Вы преступили, Вы – преступница и ату. Вот это вот христианское «пусть первым бросит камень тот, кто без греха» засуньте себе за пазуху: зачем это смотреть на свои проблемы, когда вот Вы стоите, такая очевидная и всем ветрам открытая… ми-ми-мишень? Люди в большинстве своём «всякие», а, когда их много, им прямо канал целый нужен для слива агрессии излишка доброты: «Ганьба!» «Геть!» «На вилы!» ну и дальше перекрёсток: там, Трамп-дебил, правительство-воры, курильщики-моё-здоровье-загубили, автомобилисты-все-дороги-заполонили, ну или «если бы не эта сука»…  В общем, в бедах людей, в большинстве случаев, виноваты окружающие, а не они сами.

Кстати, к Вам это тоже относится. Если жена такая говнюшка, что ж он с ней, бедолага, слился в агонии неразрывной? Если он такой болтобол, что ж Вы в него вцепились мёртвой хваткой? Ах, любовь, я забыла, извините. Такая любовь, как в «Белом солнце пустыни»: — Тебя сразу застрелить? – Что ты, нам бы помучиться…

Ну или попытаться разобраться: Что лично меня держит в этой треугольной структуре, где для одного — отдушина, а для другой — канал сброса агрессии и «стрелок» за свои (и мужа) промахи.

4.jpg

Унижение

Ап и тигры у ног моих сели…

Знаете, почему он на Вас не женится?

Вы – не достойны! У Вас на лбу цена написана «Терплю-всё-что-угодно-за…» и дальше циферки: от бутылки вина и букета до квартиры (это для содержанок, к ним ещё вернёмся).

И всё. В рамках своего ценника и крутитесь, до увядания Вашей привлекательности. С этим или с другим «хозяином» – без разницы, Ваша красная цена у Вас в глазах мигает и называется неуважение к себе. Как дрессированная собачка: «Сидеть! Ждать!» Села. Ждешь. Терпишь унижение. Косточку принесут. Погладят «Умница моя, длинношерстая». Ну Вы и руку уже лижете. Дающую. Хвалящую. Он Вас погулять за это выведет. Ночью. Смотрите дотерпите только, не у…сните.

Нет? Ладно. Вы – тигрица. На арене. Софиты, аплодисменты.  Вы не какая-то собачонка, Вы за кусок живого мяса с кровью в огненное кольцо. Ай, брааавушки, какая красавица холеная роковая!

Только потом – в клетку и стеком по хребту. Ну ничего, будут же и аплодисменты, да?.. Пересидеть совсем немножко. Перетерпеть. Пережить унижение. В подушку проплакать.

Ну или научиться себя уважать. Если решитесь, пишите в вайбер 068 75 88 221 и приходите, за уважением к себе, право слово, Вы достойны уважения!
55765_5_900x600