Люблю тебя и ненавижу, уйди куда-нибудь поближе

Я его люблю и ненавижу одновременно: я вообще нормальная?
Абсолютно нормальная. Как все.

1. Психика изначально двойственна: это «горшочек с двойным дном», где есть сознательное – то, во что мы верим, что чувствуем и подсознательное – о существовании которого мы часто не догадываемся. Второе (подсознательное) управляет нашими поступками и эмоциями. Первое «машет кулаками после драки» объясняя нам, «а что это мы вдруг» натворили. То есть находит рациональное объяснение спонтанному (подсознательному) поведению.

2. В сознании и подсознании могут возникать и прекрасно сосуществовать диаметрально противоположные чувства и желания по отношению к одному и тому же объекту. Можно смотреть фильм ужасов, трясясь от страха и возбуждения одновременно. Можно испытывать радость и боль спортивной победы. Можно плакать от радости. Можно любить и ненавидеть одного и того же человека. ПО-ЧЕ-МУ?
Потому что какое-то «качество-плюс» предполагает и «качество-минус», они, как мы-с-Тамарой ходят парой. Про это изначально вся райски-адская история написана. Что мол, всё в жизни свет-и-тень, и ночь-и-день. И на пересечении пар чувств, эмоций создается напряжение, которое мы и едим со вкусом и радостью (или с гневом, или с печалью, но живо и экспрессивно в любом случае). А когда напряжение исчезает, появляется не гармония, а ровная линия кардиограммы, угу.
Хотя я лично предпочитаю китайскую символику про инь-и-янь: там в каждом чёрном есть кусочек белого, а в каждом белом – кусочек чёрного. Что не бывает ни чисто злодейского, ни чисто ангельского. Всё в мире перемешано, и слава Яню) ну или Иню, ладно. Главное – всё вместе принимать, куском. Про это и история, что ниже:
Когда я была беременна, меня все раздражало. Но на работе я сдерживалась. Это была работа. Все это большое сдерживание надо было куда-то девать. И я девала. Я впивалась встречавшему меня с работы мужу ногтями в плечо, и проводила от плеча до кисти руки. Длинно. Глубоко. И он не шевелил ни единым мускулом. Кто-то скажет, что я истеричка. А я скажу: Он любил меня.И прощал мою женскую слабость. Мой муж ввязывался в любую драку. Он бежал на крики, на звон стекла, на громкий разговор. И мне всегда было страшно за него. Вдруг противник сильнее, вдруг их больше, вдруг его покалечат. Чтобы не бояться за него, я просто становилась рядом. И, если он шел на драку посреди ночи, молча одевалась и молча шла с ним. Кто-то скажет: он был драчун. А я скажу: Я любила его. И прощала его мужскую агрессивность. Когда я была школьницей, моя мама рвала пополам тетрадь, если в ней была ошибка. И я переписывала ее. От начала до конца. Кто-то скажет: она была категорична. А я скажу: она любила меня. И воспитывала, как умела, как считала правильным. И своего сына я тоже воспитывала, как умела. И был момент, когда кричала: Уходи, ты мне больше не сын. Я любила его. Я кричала от отчаяния. Я кричала от глупости. От злости, что все так «не-по-моему». Как если бы любимый человек должен соответствовать моим ожиданиям. Как-будто бы любят за что-то. Или почему-то. Как будто бы любят только «хорошую» часть человека. Как будто «плохую» надо изжить, переработать. Словно я, целая, имею право «отсечь» в другом неприемлемое. Вроде наказать. Ну или отвергнуть. Как будто у кого-либо в этом мире есть право убить другого за оборотную сторону того, за что мы его полюбили. Яркого — за истеричность Мужественного — за агрессивность Сильного — за властность Решительного — за директивность и далее по тексту. Как будто с человеком можно обойтись как с конфетой «Вечерний Киев» — выколупать любимый орех, а остальное оставить догрызать кому-нибудь. Как будто бы это у меня должно разорваться сердце от ее умирающего шепота в телефонной трубке. Как будто это я должна не спать ночь, думая, как она доедет в таком состоянии. Как будто это я должна нести ответственность за чье-то решение. Как будто я своей смелостью должна прикрыть чью-то трусость. Как будто своими слезами я должна выплакать за чью-то сдержанность. Как будто в этом мире кто-то без греха, черт вас дери…
Мораль такая: если игра «холодно-горячо» слишком интенсивна, это порождает тревогу и последующую депрессию. Психика не может слишком уж раскачиваться ибо. И тогда надо стабилизировать: находить общие ценности, заземлять отношение к человеку из проверенной уверенности «люблю больше, чем ненавижу» и находить компромисс по принципу: мы выбрали из вариантов, что хороши для каждого из нас. И принимать в другом «полюс» того, за что мы его полюбили, попробуйте.
И да, что в подсознании узнать без помощи психолога так трудно, что никак почти совсем. Пишите: yana.yazovitska@ukr.net

49fbe3401e8654c65fdc0506af039be23c2d69ea1