Страх быть невыбранной

А началось всё с диалога про ревность, с обсуждения видео из публикации «Ревность».
Лора не нужно быть актрисой, нужно рассказать историю так, чтобы поверили, нужно пропустить через себя, вытащить из себя свой страх и рассказать о нем. Все мы боимся предательства…
Любовницы для меня здесь нет истории про предательство. Есть история про достаточно типичную потребительскую «любовь», где человек и его чувства ставятся на один уровень с прочими мещанскими благами типа дома и «конфет», где обручальное кольцо это артефакт статуса, «чтоб девчонки завидовали» и это называется мечтой, ради которой убивают. А ужаса в меня история вселяет дохренища. Своей типичностью, в частности. Просто не все именно до убийства доходят, многие какашками более мелкого масштаба ограничиваются.
Лора может этой мишурой про кольцо и платье прикрывают главный страх, страх быть не выбранной. Ведь мы окружая себя вещами, пытаемся заполнить пустоту.
Любовницы а что случается с Невыбранными?

и, пока Лора писала ответ, я вспомнила и поделюсь сейчас с Вами…

Из детского сада меня всегда забирали вовремя. Ну, почти всегда. А в тот день что-то случилось на работе, и у папы, и у мамы, и мне пришлось долго ждать. Я ждала так долго, что вышла к калитке, чего раньше не делала. Я ждала так долго, что почувствовала раздражение воспитательницы, вынужденной со мной сидеть. Я ждала так долго, что съела сбереженный с полдника для мамы Гулливер… Потом прибежала уставшая и раздраженная мама, воспитательно-про-делиться сказала «как ты могла съесть мой Гулливер», я плакала.
Нет, у меня не развился страх отвержения, я всегда была «папина звёздочка», о чём сообщала всем спрашивавшим и не очень, подписывала письма «твоя звёздочка», в детстве очень искренне, повзрослев – в шутку, в школе стала «лучиком света», на работе опять «звёздочкой». Но это ожидание запомнила. И с тех пор всегда предпочитаю опоздать…
И, знаете, это для каждого ребёнка важный гендерный урок: «отдадут ли его за плохое поведение цыганам», или у него при любом мамином раздражении есть папа, для которого звёздочка. Дети вырастают и очень взрослыми тётями плачут от страха, что никому, кроме злых цыган и не понадобятся. И выход из этого детского страха один – «вырастить» в себе другого, заботливого внутреннего родителя (ведь «голос родителей», становится нашим внутренним голосом и разрешает и запрещает нам и даёт жизненные установки: что можно, нельзя и что мы из себя представляем), говорит нам «звёздочка» мы, или «кандидат в цыгане». А мы ему, внутреннему родителю, очень верим. Как стать самому себе правильным родителем? Ну Вы же знаете, что я отвечу. Приходите, жду, Вы мне взаправду интересны и важны со всеми Вашими болями, страхами, надеждами, мечтами.
Вы все – мои звёздочки!)
new-logo.png